25
Июл

Праздник святого Иакова, покровителя воинов и алхимиков

Сегодня, 25 июля, отмечается день св. Иакова, чей образ выходит далеко за пределы обычной католической символики, и на протяжении столетии служил духовным ориентиром для представителей ряда закрытых течений европейской священной традиции. Более того, образ одного из апостолов Христа, Иакова Старшего, претерпел существенную эволюцию, сыграв немаловажную роль в духовной и даже политической истории Европы. 

Церковное предание гласит, что в IX столетии некий монах, следуя за путеводной звездой, обнаружил в Испании ларец с мощами святого Иакова. На этом месте, ставшем известным как Компостела (Campus Stellae – букв. “звёздное поле”) была построена церковь, а позднее грандиозный собор, который превратился в крупнейший центр паломничества Сантьяго-де-Компостела. Путь паломничества в Компостелу, протянувшийся по северу Испании, а начинающийся в некоторых вариантах от самого Парижа, получил имя Пути св. Иакова, по которому шествовали многочисленные христианские паломники, желавшие благочестиво поклониться святому, либо же испросить помощи в тех или иных своих заботах. Отсюда и принятый тогда образ св. Иакова, с посохом и морской раковины как знаками паломника.

Святой Иаков

Но шли к Сантьяго и те, для кого его фигура и его Путь значили нечто большее, нечто, выходящее за пределы простой религии.

Так, именно к той эпохе относится возникновение знаменитого компаньонажа, тайного инициатического союза странствующих ремесленников, в первую очередь каменщиков (хотя и не только их ). Участники компаньонажа имели свои тайные знаки и пароли, по которым могли распознать друг друга, а также особые ритуалы. Согласно легендам компаньонажа, у его истоков стоял Мэтр Жак (Maitre Jacques), а сами они именовались его “детьми”. И хотя некоторые предания относят фигуры Мэтра Жака в библейским временам и строительству знаменитого Храма Соломона, в нём легко угадываются черты именно св. Иакова. 

Мэтр Жак

Само половничество в Компостелу рассматривалось компаньонами как особое духовное, даже инициатическое путешествие. Более того, считалось, что маршруты, которым шли участники компаньонажа отличаются от тех, кои принимали обычные паломники. И это отнюдь не случайно, поскольку ключевые точки их варианта Пути Сантьчго как бы повторяли на земле небесную гармонию. Таким образом, компаньоны также “следовали за звездой”, посещая священные центры своей традиции. 

Кроме того, в рамках легенд компаньонов Мэтр Жак считался знатоком “природы камня” (!), что не только делало его покровителем каменотёсов, но являет недвусмысленную герметическую аллюзию. Впрочем, издавна, ещё до появления современно спекулятивного масонства, искусство каменщиков (как и прочие традиционные ремёсла) имело собственную символическую и инициатическую составляющую.

Интересно, что в рамках компаньонажа, как считается, находилось место не только ремесленникам, но и представителям других сословий и занятий: врачам, купцам и воинам. Отсюда одна из легенд о возникновении Марсельского Таро, чьи масти могут повторять социальную структуру компаньонажа: жезлы (рассматриваемые как мерные инструменты) – ремесленники, монеты – купцы, чаши – врачи и мечи – воины…

Но в XIV столетии из Парижа Путём Сантьяго отправился человек, чьё имя будет навсегда в писано в герметический легендариум. Парижский писарь Никола Фламель отправляется к святому Иакову, дабы тот вразумил его об истинном смысле загадочной “Книги Авраама Иудея”, над расшифровкой которой он бился свыше 20 лет. И здесь нам открывается новый аспект образа Сантьяго – покровителя алхимиков и искателей герметической мудрости. Как пишет Фулканелли, “эту книгу легко обрести, но открыть её, понять, другими словами, нельзя без откровения свыше. Осеняет лишь Бог при посредничестве “господина святого Иакова”, и лишь тех, кого он сочтёт достойным”. Сам путь в Компостелу, как он описан у Фламеля, полон символов и аллегорий, коим суждено стать подсказками для тех, кто последует по его стопам. Чего только стоит указание на Сухой и Влажный Пути Делания? 

Никола Фламель

Легенда гласит, что по возвращении из паломничества Фламель не только сумел разгадать загадочную книгу, но и успешно совершить Делание, обретя вожделенный Камень. Скромный парижский Клерк внезапно обрёл внушительное состояние, позволившее ему построить в городе несколько домов (исполненных такими же символическими посланиями, как и его письменные труды), а самое главное, как гласят легенды, Фламель сумел обрести бессмертие!

Фулканелли пишет: “Все алхимики обязаны совершить паломничество. Хотя бы в переносном смысле, потому что это путешествие символическое (voyage symbolique), и тот, кто хочет извлечь из него пользу, ни на секунду не покидает лабораторию. Он беспрерывно следит за сосудом, веществом и огнём. День и ночь остаётся на своём посту. Эмблематический город Компостела расположен не в Испании, а в самой земле философского субъекта (sujet philosophique). Туда ведёт тернистый трудный путь, полный неожиданностей и опасностей. Длинная утомительная дорога, где потенциальное становится актуальным, скрытое – явным!”

И совершенно не важно, совершил ли Фламель своё паломничество физически, либо же не покидал Парижа и странствовал в духе, цели своей он, как гласит предание, достиг, явив пример тем, кто наследует ему в жажде герметической мудрости.

Сантьяго Матаморос

Наконец, св. Иаков являет нам и свой грозный, воинственный аспект, принимая облик Сантьяго Матамороса, “убийцы мавров” и покровителя Реконкисты. Более того, сей образ столь же древен как и прочие. Легенда о нём также восходит к IX столетию, к битве при Клавихо, в которой св. Иаков явился христианским воинам облачённый в красное, с мечом и на белом коне! В итоге, несмотря на численное превосходство сарацины были разгромлены и бежали…

 

Мечевидный крест Сантьяго

Отдавая дань сему грозному образу, в XII веке на землях Испании возникает рыцарский орден Сантьяго, коему предстоит сыграть важную роль в Реконкисте и освобождении страны от сарацинской оккупации. Позднее, в эпоху Возрождения Сантьяго становится покровителем конкистадоров, отправляющихся в Новый Свет в поисках легендарного Эльдорадо. Кроме того, своим “отцом” почитают св. Иакова воины грозных испанских терций, ставших важным инструментов в грандиозной попытке построить мировую священную Империю…

Стоит обратить особое внимание на этот образ. За ним отчётливо проступают черты грозного бога войны индоевропейцев, хоть и облачённого в христианские одежды. Более того, Сантьяго Матаморос обретает и апокалиптическое измерение, как грозный посланец божественных сил, ведущих своих преданных воинов к победе в апокалиптической битве…

Интересны и цвета, которые принимает Сантьяго, красный и белый, цвета герметического Делания. Не говоря уже о том, что красный – цвет воинской аристократии par excellence. Таким образом, мы находим очередное подтверждение прежде всего воинского характера магико-герметической реализации…

Но довольно! Ибо нам пора в путь. И не важно оденем ли мы облачения паломника с морской раковиной, символом Философского Моря, или же поднимем снежно-белый стяг с красным мечевидным крестом… Веди нас, святой Иаков!

Дмитрий Зеленцов

Метки: , , , , , , , , ,

Пока никто не оставил комментариев.

Почему бы не стать первым?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *