19
Июн

Афган. На заре религиозных войн

Ветеран британского разведсообщества и дипломатической службы, в 1988-1992 гг. посол Великобритании в СССР/РФ Родрик Брейтвейт не ставил перед собой задачу написать очередную книгу о войне в Афганистане. Его книга о людях на этой войне, прежде всего, конечно, о советских людях (в оригинале книга, кстати, называется именно «Afgantsy»), хотя есть в ней место и для собственно афганцев: просоветских политиках, моджахедах и мирных гражданах. Автор, опираясь на только на англо- и русскоязычные источники (радует, например, ссылка на Снесарева), но и на опыт общения с участниками афганских событий самого разного уровня, от простых солдат до высокопоставленных политиков, рисует картину перипетий человеческих судеб в контексте той уже далёкой войны. Естественно, особый интерес представляет отпечаток того негативного опыта покорения Афганистана в XIX-XX вв., который стал частью национальной памяти англичан, а также совсем свежего опыта американской оккупации этой страны (оригинал книги вышел в 2011 году).

Войну СССР в Афганистане принято сравнивать с катастрофой США во Вьетнаме. Однако, если вдаваться в детали, сравнение выглядит уже не столь очевидным. И главным отличием является наличие в первом случае мощного религиозного фактора. Пожалуй, именно во время войны в Афганистане, исламизм превратился из локального фактора в фактор международной политики. Именно, под знаменем исламизма сплотилась вся антисоветская оппозиция, позабыв многочисленные этнические, племенные и региональные распри, раскалывавшие ранее афганское общество. Как отмечает Брейтвейт, «афганские [впрочем, как и советские – Д.З.] коммунисты совершили роковую ошибку, недооценив власть ислама над умами». (с. 66).

Именно эта война отчетливо показала, что религиозно мотивированные иррегулярные формирования способны эффективно противостоять военной машине секулярного государства. Да, как показывает опыт XIX-XXI вв., регулярной армии приходится прилагать неимоверные усилия для сдерживания партизан, но религиозная мотивация партизанского движения придаёт ему дополнительное преимущество. В Афганистане не было чёткой линии фронта, но враждующие стороны строго разделились на «неверных» (кафиров) и моджахедов («участников священной войны»). В итоге, советская 40-я армия, непрестанно доминируя в тактическом плане, в конце концов проиграла в стратегической перспективе и вынуждена была уйти… Как отмечает Брейтвейт, «и хотя у советских командиров был перед глазами американский опыт, они не проработали заранее столкновения с малыми, легковооружёнными и чрезвычайно мобильными группами целеустремлённых [и религиозно мотивированных, стоит добавить – Д.З.] бойцов…» (с. 164).

Важным аспектом в превращении исламизма из фактора региональной политики в игрока мирового масштаба стала американская помощь моджахедам в рамках операций «глубинного государства». Как отмечает Брейтвейт, за время советской оккупации Афганистана американская помощь исламистам исчисляется в 9 миллиардов долларов! И что же в итоге? Именно в ходе противостояния советским войскам «выросла и возмужала» такая фигура как Усама бин Ладен. Именно в раздираемом междоусобицами Афганистане в 90-х гг. возник «Талибан», захвативший в конце концов около 90% территории страны. Именно в Афганистане окрепли те силы, что заложили основы пресловутого ИГИЛ…

Несмотря на давность той войны, уроки Афгана, с учётом происходящего сегодня на Ближнем Востоке, остаются актуальными до сих. Будет ли способно современное секулярное общество, общество, пусть и высокотехнологичное, но лишённое глубинного религиозного измерения, религиозного сознания, адекватно и эффективно ответить на вызов, который бросают ему враждебные и при этом опирающиеся на религию силы?

Дмитрий Зеленцов

Метки: , , ,

Пока никто не оставил комментариев.

Почему бы не стать первым?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *