30
Окт

МАКИАВЕЛЛИ: POLITICA HERMETICA – 2

Таким образом, возвращаясь к взаимодействию двух грандиозных сил, определяющих политическое, впрочем как и личное бытие (микрокосм подобен макрокосму), стоит сказать, что, следуя Макиавелли, в идеальном варианте, когда собственная “метафизическая доблесть” (virtù) политика входит в резонанс с могуществом Фортуны, он становится непобедим и ему всё подвластно. Но даже когда Колесо Фортуны делает такой оборот, когда политик оказывается без её поддержки или даже вынужден ей противостоять, согласно Макиавелли, человек, наделённый virtù, “качествами, соответствующими воину на духовном плане”, вполне способен бороться за реализацию собственных планов. Тем более, что Колесо Фортуны не стоит на месте, и кто знает, может, следующий его поворот вновь вознесёт человека к вершинам.

Подобный взгляд вовсе не исключает прагматического подхода к политике, ибо подлинный прагматик учтёт всё, в том числе и метафизические факторы. Оттого важную роль в политических реалиях того времени играла астрология (столь развитая, к примеру, при дворе герцогов Миланских из династии Сфорца). Или возьмём такое чудесное изобретение Ренессанса как Таро, стратегическая игра, где соотношения тех или иных политических фигур определяются с учётом как зримых, так и незримых, метафизических факторов. Игра, что интересно, также возникшая в Милане. Вообще, династия Сфорца заслуживает особого интереса: из кондотьеров в герцоги (что не преминул отметить и Макиавелли), при этом династия, тесно связанная с изучением герметической традиции. 

Но вернёмся к нашей теме. Современный герметик Джаммария пишет: “Поскольку художники извлекают форму из бесформенного, они осуществляют коагуляцию, но в обыденной жизни художником является алхимик, ибо он осуществляет коагуляцию внутри себя”. Но точно также, в соответствии с собственным virtù растворение и коагуляцию политического ландшафта осуществляет политик, одновременно подобный как скульптору, так и алхимику. В ожидании такой личности Макиавелли вопрошает: “настало ли для Италии время чествовать нового государя и есть ли в ней материал, которым мог бы воспользоваться мудрый (!) и доблестный (!) человек, чтобы придать ему форму – во славу себе и на благо отечества…” [(!) наши – Д.З.].

Наконец, в труде Макиавелли отчетливо звучат апокалиптические ноты, характерные также и для герметики. Так, Генрих Кунрат провозглашает в “Амфитеатре Вечной Мудрости”: “…Философский камень – наш царь, который превыше всех других властителей – появляется из своей стеклянной гробницы, поднимается с ложа и выходит на мировую арену в славе, то есть возрождённым и в высшей степени совершенным. … Он справедливый судия (в какой-то степени он вездесущ), вопиющий: “Я обновлю всё и вся”. А Макиавелли пишет: “Итак, нельзя упустить этот  случай: пусть  после стольких  лет ожидания Италия увидит наконец  своего  избавителя. Не могу выразить словами, с какой любовью приняли бы его жители, пострадавшие от иноземных вторжений, с  какой жаждой  мщения,  с какой неколебимой  верой,  с какими  слезами! Какие двери закрылись  бы  перед ним?  Кто  отказал бы  ему  в повиновении? Чья  зависть преградила бы ему  путь?  Какой итальянец не  воздал бы ему почестей? Каждый ощущает, как  смердит  господство  варваров. Так  пусть же  ваш  славный дом [(Медичи – Д.З.] примет  на себя этот долг с тем  мужеством и той надеждой, с какой  вершатся правые дела,  дабы под сенью его  знамени возвеличилось наше отечество…”

Дмитрий Зеленцов

 

 

 

 

Метки: , , , , , , ,

6 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *