8
Сен

Тесей и Минотавр. Лабиринт как алхимическая аллегория

Как известно, весь Алхимический Опус или Делание в символическом плане мыслится как путешествие. А что может лучше передать суть полного загадок и приключений путешествия, чем образ лабиринта? Лабиринт, без сомнения,  – один из самых загадочных символов искусства древности. Помимо собственно множества сохранившихся лабиринтов как таковых, мы встречаем их изображения как в религиозном, так и в светском искусстве. Например, самый известный пример церковного лабиринта находится в знаменитом соборе города Шартра. Официально наличие лабиринтов в церквях служило для тех, кто не мог совершить полноценного паломничества в Святую Землю к Граду Иерусалиму. Считалось, что человек, пройдя по лабиринту в соборе, совершает некий аналог паломничества, своего рода минимально возможный духовный подвиг для подтверждения искренности своей веры. Однако позднее, в эпоху Возрождения, лабиринты стали появляться и в сугубо светском искусстве, причём они передавали вполне языческий сюжет, связанный со знаменитой античной легендой о поединке героя Тесея и монстра Минотавра, который произошёл в лабиринте на острове Крит, построенном по повелению царя Миноса. 

Лабиринт Шартрского собора

Сюжет, как уже было отмечено, сугубо языческий и обосновать его представлениями о совершении паломничества к христианским святыням совершенно невозможно. Однако, как бы ни удивительно показалось это на первый взгляд, имеется сущностное тождество двух сюжетов, если мы разберёмся в их глубинном смысле. Прохождение через лабиринт (также, как, например, через лес) в европейской герметической традиции, независимо от того, какую окраску он приобретает, христианскую или языческую, символизирует путь посвящения, путь Герметического Делания со всеми его опасностями и сложностями. Вспомним, что христианских паломников по пути в Иерусалим ожидали многочисленные опасности (плавание по неспокойным водам, нападения сарацин и простых разбойников, ужасная жара и т.п.), да и сам Святой Град им по началу предстояло отвоевать у неверных, ибо это то самое «Царство Небесное», которое «силою берётся и употребляющий усилие восхищает его», согласно евангельскому изречению. Точно также в неведомых закоулках критского лабиринта героя Тесея ожидает смертельная схватка с чудовищным Минотавром. Также и того, кто ищет посвящения и тайного знания, ждут многочисленные препятствия и испытания, в которых он должен доказать, что он достоин. И первое из них – это сам тайный язык, исполненный символов и аллегорий. Вот слова знаменитого алхимика Артефия: «Я заверяю всех, кто пытается понять в обыденном и буквальном смысле слов написанное Философами, что окажутся они в лабиринте, из которого им никогда не выбраться, ибо не ведёт их нить Ариадны».

Прекрасный пример подобного рода изображений предоставляет собой картина «Тесей и Минотавр» (1510-1520 гг.), автор которой неизвестен. Мы видим облачённого в доспехи Тесея. Кстати, совершенно не стоит удивляться, что античный герой показан здесь в доспехах воина той эпохи. Для искусства Ренессанса главное было показать сущность предмета или явления, и если он изображался в более понятной для того времени обстановке, то это только способствовало лучшей передаче и усвоению глубинного смысла. Тем более, что в ренессансном герметическом легендариуме образы древних героев получают новое звучание. Равно как и сюжеты самих древних легенд… 

Сам Тесей, как и прочие античные герои (например, Геракл или Александр Македонский), символизирует алхимика, который готовится стать на путь Делания, отправиться на поиски Философского Камня, каковые символизирует его плавание, странствия по лабиринту и, наконец, бой с Минотавром.

Вот Тесей беседует с Ариадной, которая вручает ему заветную золотую нить, которая не позволит ему заблудиться в закоулках гигантского лабиринта и позволит успешно выполнить свою миссию. Ариадна, таким образом, олицетворяет «мистическую сестру» алхимика, его «химическую невесту», его богиню, Шакти, если выражаться терминами тантры, таинственную Мириам креммерцианского братства. Нить, которую она ему вручает, – это герметическое знание, которое позволит ему разгадать код и избегнуть ловушек.

Наконец, мы видим собственно схватку Тесея с Минотавром в центре лабиринта. Здесь смысл изображения, как минимум, имеет два уровня. Во-первых, это преодоление алхимиком собственной животной сущности, как раз олицетворяемой зверочеловеком Минотавром (вспомним схватку Митры с быком), который оказывает ожесточённое сопротивления. Во-вторых, поединок олицетворяет итоговое взаимодействие двух основополагающих, но противоположных по качествам алхимических субстанций, и тогда Тесей символизирует уже не алхимика, а одно из этих «веществ».

Дмитрий Зеленцов. Из лекции “Тайный язык искусства”.

Метки: , , , , , , , , , ,

Пока никто не оставил комментариев.

Почему бы не стать первым?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *