26
Июн

Криминальные братства: «ходящие по краю…»

По совету друзей посмотрел на днях американскую драму «Выстрел в пустоту» (Shot Caller) со знаменитым нынче Николаем Костер-Вальдау в главной роли. Кино достойное и, пожалуй, заслуживающее даже повторного просмотра. Кино, наводящее на некоторые размышления в контексте этого блога.  Но обо всём по порядку…

Как обычно, начнём с претензии к отечественным переводчикам, гораздым на придумывание совершенно абсурдных названий к каковым, несомненно, относится и «Выстрел в пустоту». Shot Caller в американском сленге – это «авторитет, главарь, пахан». Просто и всецело отражает смысл кино, в котором герой Костера-Вальдау, биржевой брокер, после ДТП, в котором он угробил своего друга, попадает в тюрьму, где, чтобы элементарно выжить, вступает в знаменитую американскую правую банду «Арийское братство» (Aryan Brotherhood) и со временем достигает в ней высокопоставленного положения…

В фильме хорошо показан суровейший процесс превращения обычного мужчины, не лишённого внутреннего стержня, в настоящего бойца, пусть и происходящего в совершенно неприглядных условиях тюремного мира и с единственной подлинной целью – элементарно выжить.

«Правда в том, что когда-то мы все были маленькими ангелочками, а в таком месте как это, мы вынуждены становиться либо бойцами, либо жертвами. Здесь середины не существует. И твой выбор – стать бойцом. Сможешь ли им остаться – зависит только от тебя», – говорит местный вождь криминального братства…

Кровавое криминальное братство, мир полусвета, мир, «ходящих по краю», со своими жестокими нормами и законами, со своими специфическими и не менее жестокими обрядами и ритуалами, даже собственным тайным языком и особыми жестами, понятными только «посвящённым», выступает как своего рода мужское братство, в котором кое-где можно обнаружить даже отблеск метафизической реальности…

Но если припомнить историю, то любые мужские союзы отличала известная доля лиминальности, «хождения по краю». Так, итальянский медиевист Франко Кардини, прослеживая истоки возникновения рыцарства, отмечает, что братства знаменитых берсерков и им подобных находились на периферии раннесредневекового общества: призываемые правителем на службу во время войны, в мирный период они воспринимались почти как парии… Даже с возникновением прославленных рыцарских орденов, воинские братства сохраняли свой лиминальный характер, пусть и закреплённый теперь их особым правовым статусом, как церковным, так и государственным…

Исторически лиминальность мужских братств напрямую вытекает из их особого образа жизни, связанного исключительной с войной и опасностью, их участники в прямом смысле ходят по краю между жизнью и смертью, что заставляет пробудиться спящие глубинные энергии естества и накладывает несомненный отпечаток на их личность и мироощущение. Участники мужских воинских союзов –  обитатели сразу двух граней бытия, что недоступно обычному человеку, что во все времена отличает и отделяет их от остального общества. Вот он, водораздел, отличающий воина от биржевого брокера…

Но лиминальнось эта в древности в основе своей носит метафизический характер. Воин одновременно обитатель двух миров, нашего, обыденного, физического мира, и Мира Иного, мира мёртвых и мира духов. Именно туда, в Иной Мир, отправлялся воин во время своего посвящения. Именно оттуда как ревенант, «выходец с Того Света» он возвращался в своём новом статусе, статусе полноправного воина, появлявшегося тогда, когда в ходе обряда «умирало» (впрочем, уместны ли тут кавычки?) простое человеческого существо мужского пола…

Дмитрий Зеленцов

Метки: , , , , , ,

Пока никто не оставил комментариев.

Почему бы не стать первым?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *